Нейтральное отношение к серной кислоте

Иван Давыдов

Многие ужаснулись, а потом все посмеялись.

Президент Российской Федерации Владимир Путин поручил ввести уголовную ответственность за пропаганду наркотиков. За реализацию поручения отвечают правительство Российской Федерации и лично премьер Дмитрий Медведев, срок исполнения — январь следующего года. Ценная эта мысль посетила президента еще в сентябре, в ходе бесед с участниками Экономического форума во Владивостоке, а теперь вот мысль превратилась в обязательный к исполнению документ: «Внесение в законодательство Российской Федерации изменений, устанавливающих уголовную ответственность за склонение к потреблению либо пропаганду наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет».

Исполнять поручение президента ринулся почему-то глава парламентской фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, хотя его-то как раз вроде бы (запомните, впрочем, это «вроде бы», мы к нему еще вернемся) никто ни о чем и не просил. Справедливороссы молниеносно состряпали законопроект, согласно которому следует сажать на срок до семи лет за «деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к таким средствам, веществам, растениям и их прекурсорам, а также их частям либо представления о допустимости их употребления, хранения или оборота».

Прочитавши эту удивительную новость, многие ужаснулись, и было от чего. Прекурсор, например, как сообщают нам школьные учебники химии, — это вещество, участвующее в реакции, приводящей к получению нового, целевого вещества. Для производства некоторых наркотиков, как сообщают нам знающие люди, может понадобиться обыкновенная марганцовка. Ну или серная кислота.

И вот за «формирование у лица» нейтрального отношения к серной кислоте Сергей Миронов предложил сажать в тюрьму. Не знаю, правда, как может выглядеть процесс формирования нейтрального, терпимого или — это уж совсем ужасно — положительного отношения к серной кислоте, но на всякий случай заявляю: я ее, кислоту эту, с детства ненавижу.

Многие ужаснулись, а потом все посмеялись, потому что законопроект к рассмотрению не приняли. Оказалось, что разработчики в процессе внесения совершили кучу нелепых формальных ошибок.

Хотя поводов для веселья в происходящем не так уж и много. Со стороны кажется, что смысл существования в парламенте Сергея Миронова и его фракции даже и для самого Сергея Миронова — полнейшая загадка (тоже, кстати, про всю так называемую системную оппозицию можно смело сказать), но вот как раз в такие моменты его существование и обретает смысл. Законопроект с максимально дикими формулировками вносится не для того, чтобы его приняли. Он нужен, чтобы собрать реакции публики, сделать кое-какие выводы, и уже в следующем году, когда будет приниматься закон, подготовленный не Мироновым, а теми, кому поручено его готовить, минимизировать скандал.

Помните, где-то выше мелькало «вроде бы». Вроде бы и не Миронову поручил президент победить коварное зло, но и его, разумеется, попросили слегка попозориться ради благого дела. Провести разведку боем, выставив себя человеком — как бы это сказать-то помягче? — умеренно одаренным и не особенно компетентным.

Миронова ведь никому не жалко. Даже, похоже, самому Миронову.

Важно — по-настоящему важно, для всех важно, потому что любого может задеть, — только то, что Путин распоряжение уже отдал. Значит, закон будет. Наверное — спасибо готовому к самопожертвованию Сергею Миронову — чуть менее чудовищный, чем предлагали представители «Справедливой России».

Между прочим, сенатор Андрей Клишас, автор многих карательных законов (закон об обязательной любви к власти — его детище, и закон о фейковых новостях — тоже его, а теперь он готовит закон о перлюстрации электронной переписки — без дела, в общем, не сидит), уже предложил сажать за пропаганду наркотиков на пятнадцать лет. А Клишас — это вам не Миронов, его слова потяжелее будут.

И да, я ведь не о том совсем, что пропаганда наркотиков — какое-то хорошее дело и за него надо непременно поощрять. Тяжелые наркотики — зло, проблема наркомании — реальность, нескольких моих друзей, хороших, талантливых людей в конце прошлого века убил героин, и убил довольно стремительно. Но мы ведь все давно здесь живем, за карательными инновациями законодателей наблюдаем с понятным интересом, и довольно точно можем предсказать, как этот новый закон будет работать. Даже если он выйдет в итоге не таким страшным, как предлагал Миронов, и за нейтральное отношение к марганцовке сажать все-таки не будут.

Во-первых, исчезнет сама возможность обсуждать реальную проблему. Мировой тренд — постепенная легализация легких наркотиков. Я сейчас не хочу затевать спор о том, хорошо это или плохо, просто констатирую факт. Сейчас не хочу затевать спор, а позже — просто не смогу, потому что сам такой спор станет деянием уголовно наказуемым. И это значит, что от решения проблемы мы с неизбежностью отдалимся, потому что замалчивание — негодный способ решать проблемы. Иными словами, люди проиграют, а наркотики выиграют.

Во-вторых, разумеется, его будут использовать как еще одну дубинку, позволяющую больно бить по голове любых неудобных людей. Подбросить «пропаганду наркотиков» куда проще, чем подбросить собственно наркотики, и что бы они там в итоге в законе своем ни написали, печальный опыт российской жизни подсказывает: при наличии правильных «экспертов» отыскать эту самую пропаганду можно будет хоть в рецепте салата оливье. Имея такую уникальную возможность, и не воспользоваться? Обязательно будут пользоваться, затевать стыдные судилища, подключать к «кампаниям» на все готовую информ-обслугу.

Ну, и в-третьих, хотя это, пожалуй, главное. Понятно, что полицейские, обнаружив, что появился еще один легкий способ повышать раскрываемость, зарабатывая звания, благодарности от начальства и премии, тоже своего не упустят. Эта новая дубинка бить будет не только по политическим оппонентам власти, но и просто — по любым случайным жертвам, подвернувшимся под руку.

Да, конечно, я вполне при этом допускаю, что и тем, кто действительно «пропагандирует употребление», изредка будет доставаться. Но не они окажутся главной мишенью этого нового карательного закона.

Нас этими карательными законами не первый год поливают, как серной кислотой. А мы морщимся да терпим, вырабатывая к законодательной кислоте нейтральное отношение. Ну, раз так, то, может быть, и правильно поливают, заслужили.

Кстати, в пятницу, первого ноября, Басманный суд Москвы начал рассмотрение жалобы адвокатов журналиста Ивана Голунова на бездействие СК. Голунову, как вы наверняка помните, подбросили наркотики, но подозреваемых в деле до сих пор нет. Более того, в первые же минуты заседания выяснилось, что следователь не знает, следствие он ведет или «проводит проверку», продлено ли следствие и что конкретно делается в его рамках. Да и зачем, скоро новый закон примут, и у него появится много новой, интересной, а главное — легкой работы.

Иван Давыдов, «Сноб»