Мало Золотое, да дорого

Юрий Бутусов
Фото: Gordonua.com

Зоны разведения войск — это символ для Украины.

В августе 2016 г. президент Петр Порошенко решил поручить политически опасную задачу разведения войск в районах сел Золотое, Петровское и Богдановка, а также в районе Станицы Луганской генералу, который справится с рисками, и которого не жалко «спалить и выбросить» в случае политической неудачи.

И на должность командующего АТО в Донбассе был назначен опальный тогда генерал-лейтенант Руслан Хомчак, неугодный президенту с 2014-го из-за показаний, которые он дал военной прокуратуре и парламентской следственной комиссии по Иловайску.

Был составлен план разведения войск, и три года назад украинские подразделения под контролем миссии ОБСЕ и Совместного центра контроля и координации 1 октября 2016 г. были отведены в районе села Золотое, — лежащая в низине Катериновка и поселок Золотое-4 остались в серой зоне. С военной точки зрения все прошло тихо, войска развели по плану, но мирные инициативы были сорваны российским командованием, и в 2017-м Катериновка и Золотое-4 снова стали передовой.

Спустя три года Хомчак повторяет ту же самую операцию по разведению войск в Золотом.

Зона разведения — примерно 2 км по фронту, подразделения 72-й бригады ВСУ отошли приблизительно на 300–500 метров назад на господствующие высоты. В селе Катериновка проживает примерно 150 человек. Но безопасность в нем обеспечивают военнослужащие Нацгвардии и полиция, также неофициально действует войсковая разведка.

Село Золотое остается под полным контролем украинских сил, Золотое в зону разведения не включено, там никаких изменений нет, все в наших руках. Село часто путают с поселком, имеющим условное название Золотое-4 и находящимся в низине под контролем противника. Подразделения ВСУ отошли из Катериновки, в Золотом-4 наши занимали несколько домов на окраине.

Теперь по плану следующий участок разведения — район сел Петровское и Богдановка. Богдановка — под контролем украинских сил, Петровское находилось и находится под контролем оккупационной армии. Согласно плану разведения оттуда никто не отходит. Наши подразделения 128-й бригады отходят на позиции близ села Богдановка, прикрывая населенный пункт. Противник должен отойти за Петровское. В самой зоне разведения на этом участке никто не проживает. Пока перестрелки здесь не прекращаются.

В 2019 г. план разведения войск повторяется по сценарию 2016-го. Там все было сделано четко в Золотом и Петровском. Но есть одно отличие — в Станице Луганской в 2016-м все-таки разведение не произошло в результате российских провокаций. Тогда президента Петра Порошенко остро раскритиковали за разведение войск. Однако президент Владимир Зеленский критики не боится и намерен выполнить план Порошенко до конца.

Почему Порошенко остановился в 2016-м? И чего не понимает Зеленский в 2019-м?

Зоны разведения в Золотом, Станице, Петровском — это символ. Мы легко можем вернуться, сделав один шаг вперед. Но выполнение Минских соглашений — это не план достижения мира. Это игра Путина по легитимизации «ДНР» и «ЛНР» как самостоятельных политических субъектов. Россия не намерена возвращать Украине контроль над оккупированными территориями в любом виде до тех пор, пока в Киеве не будет лояльного Путину пророссийского режима. Выполняется сценарий Приднестровья, когда со временем от войны так устают, что де-факто легитимизируют оккупированную территорию под контролем России.

Игра в разведение не делает Украину субъектной и никоим образом не добавляет влияния и авторитета. Президент Зеленский живет в декорациях Минска, не осознавая еще, что их строили не для того, чтобы что-то вернуть Украине, а чтобы Украина и Евросоюз на каких-то условиях согласились с отказом нашей страны от борьбы за свой суверенитет и части своей территории. И не может быть в этом никаких успешных сценариев, связанных с разведением войск.

В любом случае в историю это войдет как сдача своей земли. С юридической и политической точки зрения, Украина отвела, пусть и чисто символически, свои войска со своей земли по договоренности с террористами, в обмен на их обещания не стрелять по украинским воинам.

Президент Зеленский рассчитывает, что, выполняя условия Минска, он поставит Путина в безвыходное положение, и в случае срыва Минска на любом этапе ответственность ляжет на Россию. Теоретически это так. А практически, имея 73 процента поддержки президента, Украина признает, что не в состоянии продолжать борьбу в Донбассе, что мы остаемся не субъектом переговоров, а объектом, и передаем всю ответственность за дипломатическое противоборство с Путиным Франции и Германии. Выгодно ли это нашей стране? Минск был временной подпоркой слабой, хаотичной власти, неспособной к системным реформам, раздираемой внутренними конфликтами. Путин использовал нашу слабость, чтобы выстроить свою игру, поскольку для оккупации Украины в условиях массового народного сопротивления сил у России нет.

Стоит ли продолжать эту слабую игру? Стоит ли деморализовывать тех, кто пять лет войны жил мечтой сделать Украину сильной, повторением разговоров о разведении и договоренностях на российских условиях?

Единственным позитивным результатом нормандской встречи может быть освобождение части наших пленных — около 400 человек, в основном гражданских заложников. Дай Бог, чтобы это произошло, и обмен состоялся.

Но если ради общения с Путиным план разведения коснется всей линии фронта, значит Украина откажется от борьбы за свой Донбасс, значительно облегчит и упрочит международное положение России, серьезно подорвет свои возможности к сопротивлению. Война не будет закончена. Она будет заморожена, и ответственность за решение конфликта президент Зеленский перебросит на следующее поколение украинских граждан.

Юрий Бутусов, zn.ua