Как согласовывали здание, из-за которого задержан главный архитектор Минска. Рассказ свидетеля

В суде Заводского района Минска продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении предпринимателя Нонны Гришиной, которую обвиняют в даче взятки экс главному архитектору Минска Павлу Лучиновичу. Сегодня прошел допрос важного свидетеля — Сергея Ермашевича — помощника руководителя компании «Спринг-Инвест», которая строит бизнес-центр на улице Смолячкова в Минске. По данным обвинения, именно этот объект за взятку помогал согласовывать Лучинович.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Нонну Гришину обвиняют в том, что она по предварительной договоренности передала Павлу Лучиновичу взятку в виде 4 тысяч долларов, чая, рома, специй и крема за благоприятное решение вопросов по согласованию строительства бизнес-центра на улице Смолячкова, 14а, и фитнес-центра на проспекте Дзержинского. Мол, Лучинович консультировал ее по этим объектам, информировал и принимал вне очереди. Как итог — включение в проект детального планирования (ПДП) бизнес-центра на Смолячкова, которого до этого там не было. Кроме того, по данным следствия, именно Лучинович просил «Минскпроект» об этом. Гришина же говорит, что этот объект был включен в ПДП в правовом поле, а его первоначальное невключение туда было ошибкой «Минскпроекта», которую удалось исправить только при помощи комитета архитектуры. По ее словам, Лучинович ее не консультировал.

При этом Гришина не отрицает факт передачи денег, но отрицает, что это была взятка. Она говорит, что у нее близкие отношения с Лучиновичем, поэтому она давала ему деньги на отдых и лечение, а остальное — как традиционные сувениры из Индии, откуда она вернулась накануне. По словам обвиняемой, чиновник даже не знал, что в пакете находятся деньги.

Сейчас Лучинович находится в больнице, куда его в начале сентября доставили из СИЗО с параличом нижней части тела. Рассмотрение уголовного дела в отношении него отложено до выздоровления.

Зачем и за сколько застройщик нанял Нонну Гришину?

Сегодня в суде выступил один из ключевых свидетелей — помощник руководителя компании «Спринг-Инвест» Сергей Ермашевич, который курировал процесс подготовки и согласования предпроектной документации по строительству бизнес-центра на Смолячкова.

Дело в том, что «Спринг-Инвесту» на праве собственности принадлежит неэксплуатируемое здание на Смолячкова, 14а. Земля под этим зданием — в аренде на 46 лет. Неудивительно, что, имея объект и участок в таком месте, компания решила использовать эту возможность для создания бизнеса. Они захотели построить тут новое административное здание для сдачи в аренду айтишникам. Это был 2015 год.

Изображение: карта "Яндекс" Место, о котором идет речь. Изображение: карта «Яндекс»

По словам Ермашевича, они около года переписывались по этому поводу с Мингорисполкомом и сотрудничали с несколькими архитектурными студиями, но никакого результата это не дало. В 2017 году они обратились в архитектурную студию «Арх-Нуво», которую выбрали по положительным отзывам.

Когда был готов эскиз, возник вопрос: а кто согласует все это дело в госорганах? И замдиректора «Арх-Нуво» Олег Волович порекомендовал обратиться к индивидуальному предпринимателю Нонне Гришиной, говорит Ермашевич.

— Он говорил, что это профессионал с большой буквы, и я в этом убедился, — добавляет свидетель.

По его словам, она более недели изучала документы и сказала, что согласовать объект можно. В мае 2017 года с ней заключили договор поручения, согласно которому она имеет право представлять интересы «Спринг-Инвеста» по этому объекту во всех инстанциях: комитете архитектуры, проектных институтах, землеустроительной службе и так далее. Согласно договору, за 5 тысяч долларов она должна была сопроводить процесс до получения разрешения на строительство бизнес-центра. По словам Ермашевича, эту сумму назвала сама Гришина, а они согласились.

Как согласовывали бизнес-центр?

Главной проблемой было то, что на этот район был разработан, но не утвержден ПДП. Согласно ему на месте здания «Спринг-Инвеста» должна была быть стоянка. Гришина говорила, что «Минскпроект» просто не учел, что эта земля в аренде у «Спринг-Инвеста» на 46, а не на 5 лет, поэтому так легко решил запланировать тут парковку.

— Там было налицо халатное исполнение своих обязанностей проектировщиками. И мы никаким образом не были оповещены об этих планах, хоть у нас объект в собственности, а земля — в долгосрочной аренде. О них мы узнали от Гришиной, — говорит Ермашевич.

По его словам, они отправили свою концепцию бизнес-центра в комитет архитектуры, а тот — в «Минскпроект», который разрабатывал ПДП.

— А они сказали, что они накосячили, и предложили провести общественное обсуждение конкретно по нашему объекту, — рассказывает Ермашевич.

Общественное обсуждение прошло весной 2018 года, а потом на архитектурно-градостроительном совете при главном архитекторе Минска бизнес-центр решили включить в ПДП и рекомендовать к проектированию. По словам Ермашевича, членам совета понравилась предлагаемая архитектура здания, к тому же застройщик обязался благоустроить прилегающую территорию.

Изображение: sov.minsk.gov.by Так должен выглядеть бизнес-центр. Изображение: sov.minsk.gov.by

— На совете Лучинович никаким образом не поддерживал проект, а был просто модератором, — говорит свидетель и добавляет, что тогда впервые и увидел главного архитектора Минска. После этого он видел мельком его 1−2 раза, когда приходил к другим специалистам в комитет за документами, рассказывает Ермашевич.

Через несколько месяцев Мингорисполком принял решение о разрешении «Спринг-Инвесту» проектно-изыскательских и строительных работ, а Гришина получила эквивалент 5 тысяч долларов в рублях по договору. В декабре 2018 года бизнес-центр официально включили в ПДП.

«Был разговор, что мы действуем только в правовом поле»

В октябре 2018 года «Спринг-Инвест» заключил с Гришиной новый договор на 11 тысяч рублей, согласно которому она должна сопроводить уже проектирование бизнес-центра. Она получила аванс в 3 тысячи рублей, а остальное должна была получить, когда комитет архитектуры даст положительное заключение по строительному проекту.

Такое заключение было получено в июне 2019 года, но своих денег Гришина не увидела, потому что 16 марта ее задержали по подозрению в даче взятки Лучиновичу.

— Говорил ли вам Волович, что Гришина имеет связи с руководителями комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома? — спрашивает Ермашевича адвокат.

— Связи как таковой — нет, но Волович говорил, что она знает, как работают властные структуры, — отвечает свидетель.

— Говорила ли Гришина, что у нее есть такие связи?

— Не было такой формулировки. Был разговор лишь о том, что действовать будем только в правовом поле.

Сообщала ли она, что нужны средства для передачи взятки?

— Нет.

Читайте также