Как из уважаемого промышленника сделали коррупционера

Михаил Кунц

Михаила Кунца оправдали только после смерти.

Михаил Кунц отработал на Бобруйском кожевенном комбинате 48 лет, из них 34 — руководителем. В 70-летнем возрасте его обвинили в злоупотреблении властью и служебными полномочиями. Через полгода он умер. Еще через полгода уголовное дело прекратили в связи с отсутствием состава преступления.

«Радыё Свабода» побеседовала с дочерьми Михаила Кунце Оксаной и Инной об отце и пережитых невзгодах. О деталях дела рассказал его адвокат Дмитрий Лаевский.

Коротко о Михаиле Кунца

Родился 13 августа 1947 года в деревне Любашки на Брестчине. В семье было четверо детей.

Образование кожевника получил в Киевском технологическом институте легкой промышленности. Туда его направила Министерства образования БССР.

От 1970 году работал в Бобруйской кожевенного завода. Начинал карьеру с мастера цеха. Руководителем назначен в 1984-м, в 1992-м избран генеральным директором акционерного общества.

25 августа 2017 года указом Александра Лукашенко награжден медалью «За трудовые заслуги».

В апреле 2018 узнал об уголовном деле против себя.

Уволился 1 августа 2018 года.

Умер 29 января 2019.

В июле 2019 семье сообщили о закрытии уголовного дела против Михаила Кунце за отсутствием состава преступления.

«Казалось, все смотрят с осуждением»

По словам дочерей, Михаил Кунц узнал о возбужденном уголовном деле в конце апреля 2018 года. В семье готовились к золотому юбилею свадьбы родителей, когда к ним пришли с постановлением на обыск квартиры.

Во время обыска описали имущество. 70-летнего хозяина оставили на свободе. Как говорят собеседницы, однако до самой отцовской смерти родные боялись, что его могут в любой момент арестовать.

«Помешать этому мы никак не смогли бы, и вся семья долгие месяцы жила в стрессе», — говорят они.

Вскоре после обыска в прессе появились публикации об уголовном деле, угрозе лишения свободы до десяти лет и конфискации имущества.

«На тот момент доказательств папиной вины не было, — говорит Оксана. — Он был человеком с репутацией, руководителем предприятия, поэтому на него и на комбинат сразу легло пятно подозрения. Родителям казалось, что все вокруг смотрят на них с осуждением».

Коротко о деле Михаила Кунце. Что сообщили официально

Дело против руководителя предприятия — результат обличения Комитетом госконтроля «посреднических схем», созданных на крупных предприятиях кожевенной промышленности.

Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля разоблачил на Бобруйском кожевенном комбинате «преступную схему» закупок сырья по завышенным ценам.

Ущерб, нанесенный комбинату, оценили в 160 тысяч рублей.

Адвокат: Дело возбудили безосновательно

По словам адвоката Дмитрия Лаевского, дело возбудил Департамент финансовых расследований, получив «Приложение к акту проверки». Та проверка проводилась в 2017 году и существенных нарушений тогда не выявила.

Но через 10 месяцев они появились. В «акте» утверждалось, что предприятие закупало в белорусских импортеров-оптовика химикаты якобы «по завышенной цене».

По словам адвоката, уголовное преследование его подзащитного было незаконным. Он говорит, что на нужные комбинату химикаты, которые не производятся в Беларуси, существует свободное ценообразование, а значит, согласно существующими нормами законодательства выставлять Михаилу Кунцу обвинения в завышении стоимости и нанесении ущерба предприятию не было оснований.

Комбинат использовал услуги посредников, так как не имел достаточных свободных средств, чтобы обеспечить бесперебойные поставки сырья напрямую от производителей. Посредники же, с которыми предприятие сотрудничает не первый год, давали отсрочку расчетов.

По словам адвоката, в октябре 2018 года финансово-экономическая экспертиза не только опровергла подозрения в нанесении ущерба, но признала «приобретение сырья у посредников выгодным для комбината».

«В определенный момент отец устал сопротивляться давлению»

В ноябре 2018 года Михаилу Кунцу сообщили, что дело приостановлено. Родные надеялись, что новый, 2019 год встретят без страхов.

Они уверены, что он стал жертвой контролеров, которым нужно было найти нарушения. По словам дочерей, те, кто устраивал проверку, не имели опыта в кожевенном производстве, поэтому не могли разобраться профессионально.

По словам дочерей, Михаил Кунц имел действующий контракт, но решил уйти с должности, потому что не хотел принудительного увольнения. Они говорят: отец «старался уголовное дело воспринимать спокойно».

«Папа ожидал, что это все скоро закончится, но оно не заканчивалось, и в определенный момент он устал от давления следственных органов и уволился, — говорит Оксана. — Он не раз говорил: как выйдет на пенсию, то сразу умрет. Вышло, как предсказывал. 1 августа написал заявление, и ровно через полгода мы его похоронили».

Хотел ехать на обследование за границу, но он отказался, чтобы это не приняли за бегство от ответственности

Умер Михаил Кунц в ночь с 29 на 30 января 2019 года, а о прекращении дела родным сообщили в конце июля. В письме со Следственного комитета говорилось, что в его действиях отсутствует состав преступления. Оксана и Инна уверены: если бы не уголовное дело, то он был бы еще жив.

«У нас осталось ощущение несправедливости, — говорят они. — Мы убеждены, что папа работал бы до сих пор. Свои обиды носил в себе, а тем временем его болезни обострялись».

Михаил Кунц последние десять лет болел сахарным диабетом. Перенес инфаркт, в 2012 году ему сделали операцию на сердце. Имел проблемы с ногами. Принимал много лекарств. По словам дочерей, ему назначили обследование в одной из клиник Литвы, но он посчитал, что «поездку за пределы страны могут воспринять как попытку побега от ответственности», и не поехал.

«Коллектив ждал официального признания ошибки»

На самом комбинате работники отмечают, что при руководстве Михаила Кунца чувствовали себя защищенными. Директор старался помочь каждому, кто к нему обращался. Если решить проблему не удавалось сразу, то находил способы, как сделать это позже. Пока позволяло экономическое положение, работники имели к зарплатам доплаты.

«К людям Михаил Иванович относился по-человечески», — говорит председатель комитета ветеранов комбината Василий Зубарь. С Михаилом Кунцем он отработал 25 лет. По его словам, трудовой коллектив с возмущением воспринял известие о обвинение руководителя в злоупотреблении властью.

«Он всю жизнь отработал на комбинате и вредить ему не стал бы никогда, — говорит он.

По словам Василия Зубарев, на комбинате ждали официального уведомления об оправдании, но тщетно. Проститься с бывшим руководителем пришел весь коллектив.

Родные Михаила Кунце говорят, что были рады тому, как с ним прощались. Это свидетельство, что коллектив не поверил обвинению.

Качество продукции определял на ощупь

Оксана и Инна характеризуют отца как дисциплинированного, хозяйственного человека. Согласно им, его рабочий день начинался с утра, как выходил из подъезда. Во дворе ждали те, кто нуждался в его помощи. Открытость в отношениях с подчиненными, говорят дочери, была свойственна отцовскому стилю управления.

Родные Михаила Кунце отмечают, что он прекрасно разбирался в кожевенном производстве. Качество продукции мог определять на ощупь.

«Поскольку кожа обрабатывается химическими веществами, то на пальцах имел характерные для кожевника повреждения», — объясняет Оксана.

В конце 1980-х годов стажировался в Австрии. Изучал кожевенное производство на частной фирме.

Семейные ужины превращались в производственные совещания

На кожевенный комбинат Михаил Кунц устроился вместе с женой Еленой Михайловной в 1970 году, по окончании Киевского технологического института легкой промышленности. Оба учились на одном факультете обувно-кожевенного производства.

По словам дочерей, когда родители вернулись в Беларусь, то долго не могли найти работу. В Бобруйске, на только что созданном кожевенном заводе (запустили его в 1964 году. — прим.) была перспектива общежития, поэтому здесь и осели.

Собеседницы говорят, что мать работала в центральной лаборатории комбината и хорошо разбиралась в технологическом процессе. По образованию она инженер технолог-кожевенник.

«Папа прислушивался к ее советам. Зачастую наши семейные ужины превращались в производственные совещания», — с улыбкой вспоминает Инна.

«Перед смертью приготовил любимое блюдо …»

Золотой юбилей свадьбы Михаила Ивановича и Елены Михайловны семья отметила 7 мая 2018 года. Дочери планировали отправить родителей в путешествие, ведь путешествовать те любили. Уголовное преследование не позволило осуществить задуманное. 50-летие свадьбы семья отмечала в Минске между «допросами, встречами с адвокатами и работой».

«Мы старались, чтобы родители были довольны и не думали о худшем. Они очень любили отмечать семейные праздники вместе. Тогда не думали, что это последний праздник для папы…» — не сдержавшись, Инна заплакала.

По словам дочерей, за несколько часов до смерти отец приготовил свой любимый борщ по найденному им рецепту. Продукты для него приобрел сам на рынке, куда любил ходить каждую субботу.

Михаила Кунца похоронили 1 февраля в Колодищах. Прощались с ним в Бобруйске и Минске.