Девушка и хакер

Илья Мильштейн
Фото: snob.ru

Про Кремль и Израиль.

Судьбы двух соотечественников, Гилада Шалита и Наамы Иссахар, сложились вроде бы по-разному. Израильского капрала палестинцы захватили в плен в 2006 году.

Преподавательница йоги была задержана в московском аэропорту Шереметьево в апреле 2019-го, обвинена в контрабанде гашиша и приговорена к семи с половиной годам заключения. Это, согласитесь, различные виды деятельности: служба в армии и мирный провоз наркотика с целью дальнейшего его хранения, потребления или сбыта.

Сильно различаются между собой и люди, освобождение которых являлось условием возвращения из плена для молодого израильтянина и объявлено условием возвращения из тюрьмы для молодой израильтянки. В октябре 2011 года горемычного парня обменяли на 1027 палестинцев, в том числе террористов и убийц. Теперь невезучую девушку российская сторона предлагает выменять всего лишь на одного человека. Его зовут Алексей Бурков, он гражданин России, обвиняемый американскими спецслужбами в кредитном кибермошенничестве. Несколько дней назад министр юстиции Израиля подписал распоряжение об экстрадиции хакера в США. Все адресованные Владимиру Путину просьбы из Иерусалима о помиловании приговоренной отвергнуты. Иссахар, дал понять президент России своему уважаемому партнеру, вернется в Тель-Авив, как только Бурков вернется в Москву.

Потому семья осужденной обращается в Верховный суд Израиля, надеясь, что там «помогут ей выбраться из ада, в котором она находится, как можно быстрее», и возражая против экстрадиции россиянина в США. Потому «достопочтенные судьи» немедленно идут ей навстречу, приостанавливая процесс депортации. Ибо смысл существования любого цивилизованного государства заключается в защите жизни, свободы и достоинства своих граждан, и если для спасения одного капрала надо передать жестоковыйному соседу более тысячи его боевиков, среди них и абсолютных отморозков, то это выбор тяжелый, но куда денешься! А если из-за одного иностранного «кибермошенника» страдает родная «наркоманка», то правильное решение напрашивается само собой.

Нет, они совершенно вроде бы разные – эти люди, эти политические сделки, эти удивительные истории. Про Шалита и палестинцев, про Иссахар и Буркова. Однако при более подробном изучении данных сюжетов важные черты сходства все-таки обнаруживаются. Поиск по ключевым словам «цивилизованное государство» и «заложники» приводит к выводу, что в обоих случаях мы сталкиваемся с проблемой терроризма.

Ясно же, для чего палестинцы похищали капрала, информируя впоследствии мировую общественность и всех заинтересованных лиц о том, что готовы к переговорам. Они знали, с кем имеют дело, и догадывались о том, что есть неплохие шансы на двойной успех. Во-первых, они сумеют выручить из тюрем многих земляков, единомышленников и героев. Во-вторых, спровоцируют в израильском обществе острую дискуссию о соразмерности «выкупа», который предлагается уплатить за жизнь солдата. Ведь далеко не все родственники погибших в терактах израильтян и сочувствующих им граждан склонятся к мысли о том, что цена уплачена приемлемая. В итоге, когда заложника поменяли, вся Палестина ликовала, тогда как в Израиле мнения разделились, а раскол в стане врага – это всегда приятно и полезно.

Ясно также, для чего в аэропорту Шереметьево задержали транзитную пассажирку и почему Химкинский суд влепил ей чудовищный срок за контрабанду. Приторговывать гашишем в Москве Наама Иссахар не могла бы при всем желании, поскольку была разлучена со своим багажом. Арестовали, судили и посадили на долгие годы её исключительно для того, чтобы шантажировать Биньямина Нетаньяху и израильский суд. При этом решительно невозможно представить себе ситуацию, при которой израильтяне захватывают в плен палестинского террориста или палестинскую девушку с наркотой, ожидая затем, что бесконечно сочувствующее пленникам начальство в Москве или в Газе начнет лихорадочно отыскивать способы их освобождения. Их бы просто не поняли ни в Москве, ни в Газе, этих странных израильтян. Ибо солдаты джихада, провозвестники русской весны в Донбассе или там оступившиеся девушки – это расходный материал для государств и анклавов с террористическим уклоном во внешней политике. Недаром Кремль и ХАМАС – верные, давние, испытанные союзники в борьбе с мировым империализмом, мировым сионизмом и прочим апробированным мировым злом.

Впрочем, бывает и так, что добычей неприятеля становятся ценные свидетели, и здесь происходящее с Бурковым есть с чем сравнивать. Точно так же, как за хакера, который может кое-что порассказать следователям о вмешательстве российских спецслужб в американские выборы, в Москве сильно переживали за Владимира Цемаха, захваченного в плен сотрудниками СБУ и проходящего по делу о сбитом «Боинге». До того переживали, что собирались полностью сорвать обмен между удерживаемыми Россией и Украиной лицами, если этот боец ПВО «ДНР» не будет включен в списки. Обмен не сорвался.

В сущности, сегодня израильские власти поставлены президентом Путиным перед той же дилеммой, что и украинские пару месяцев назад. Только в сентябре речь шла о судьбах десятков заложников, а сегодня лишь об одной девушке, выбравшей неудачный маршрут для транспортировки смолки каннабиса. К тому же Владимиру Зеленскому, испытывавшему некоторое давление со стороны голландских следователей, приходилось принимать решение в сжатые сроки, а у израильтян время имеется, и семья Наамы Иссахар не настаивает на передаче российского гражданина Москве. Напротив, адвокаты семьи указывают на то, что «задержка экстрадиции (в США) не навредит достойной цели процедуры экстрадиции в деле Буркова, поскольку она требуется не для предотвращения его экстрадиции в будущем», и даже уповают на «честный судебный процесс в России». Да и президент США Дональд Трамп, вовлеченный ныне в процедуру импичмента, вряд ли сильно нуждается в показаниях русского хакера, который теоретически мог бы подтвердить факт вмешательства Кремля в американские выборы.

Однако надежд на честный судебный процесс в России нет никаких. Оттого наиболее естественным завершением истории россиянина и израильтянки видится бартер, и если это произойдет, то судьбы их в зеркале израильского vox populi опять станут непохожими. Хотя террористы со своими шантажными технологиями вновь отпразднуют победу, которая в подобных случаях обыкновенно оборачивается национальным позором, израильское общество на сей раз избежит тягот внутренней конфронтации. Потому что своих в этой стране реально не бросают, на кибермошенника в конце концов плевать, а девушку жалко.

Илья Мильштейн, «Радио Свобода»