Альвидас Никжентайтис: Итог «Балтийского пути» — свобода

| |